Возможно ли принятие решений без эмоций

Уже несколько людей высказали мысль, что, мол, эмоции — это ерунда, жить можно и без них. И принятие решений с эмоциями не связано — по крайней мере, у нормального человека. Фокус же заключается в том, что у нормального — как раз связано, да ещё как.

В 1982 году пациент по имени Эллиот пришёл в приёмную нейролога Антонио Дамасио. Несколькими месяцами ранее у него была удалена небольшая опухоль, расположенная поблизости от лобных долей мозга. До операции Эллиот был примерным отцом и семьянином, занимал руководящую позицию в крупной корпорации и активно участвовал в жизни местной церкви. Но операция изменила всё. Хотя IQ Эллиота остался прежним — он по-прежнему показывал в тестах результаты выше 97 % людей — у него появился один психологический изъян: Эллиот больше не мог принимать решения.

Это сделало нормальную жизнь невозможной. Повседневные задачи, который раньше занимали десять минут, теперь требовали нескольких часов. Эллиот бесконечно обдумывал несущественные детали, например, писать ли синей или чёрной ручкой, какую радиостанцию слушать и где парковать машину. Выбирая, где пообедать, Эллиот тщательно изучал меню каждого ресторана, расстановку столиков, схему освещения, затем объезжал рестораны, чтобы посмотреть, насколько они заняты… Но всё это было впустую: он всё равно не мог решить, где ему поесть. Неспособность принимать решения была патологической.

…Первые подозрения зародились у Дамасио, когда он говорил с Эллиотом о том, как повернулась его жизнь. «Он всегда контролировал себя» — вспоминает Дамасио — «всегда описывал события как посторонний наблюдатель. Ни разу не показал намёка на собственные страдания, хотя он как раз и был главным действующим лицом… Я ни разу не видел даже следа эмоций в течение многих часов общения с ним: ни печали, ни нетерепения, ни разочарования». Семья и друзья Эллиота подтвердили эти наблюдения: после операции он выглядел лишённым эмоций, безразличным даже к тому, как изменилась его собственная жизнь.

(Jonah Lehrer, «How We Decide»)

После этого случая Дамасио стал целенаправленно изучать пациентов с подобными проблемами.

Я предложил две возможные даты нашей следующей встречи, обе в следующем месяце в нескольких днях друг от друг. Пациент достал свой ежедневник и начал сверяться с календарём. Его поведение, за которым наблюдали несколько исследователей, было удивительным. Почти полчаса пациент перечислял аргументы за и против каждой из двух дат: другие встречи, близость к этим встречам, возможную погоду, практически всё, что вообще можно придумать разумного относительно обычного дня… Он провёл нас через утомительный анализ затрат и выгоды, бесконечное и бесплодное сравнение разных вариантов и их возможных последствий. Выслушивание этого без того, чтобы стукнуть по столу и приказать ему остановиться, требовало огромного терпения.

(Antonio Damasio, «Descartes’ Error»)

У изучаемых Дамасио пациентов была одна общая черта: в их мозгу была повреждена орбитофронтальная кора, участок мозга, отвечающий за встраивание эмоций в процесс принятия решений — он соединяет подсознание (лимбическую систему) с сознанием (неокортексом). Сёрьезное повреждение орбитофронтальной коры означает, что эмоции более не влияют на принятие сознанием решений.

Антонио Дамасио
профессор Антонио Дамасио

Проблема в том, что без эмоций решение принять невозможно. Вообще. Никак. Даже вопрос о том, что съесть на завтрак, при чисто логическом рассмотрении даёт колоссальное число вариантов, проанализировать которые полностью просто невозможно. Эмоциональная реакция позволяет радикально сузить этот круг, сразу же отбросив всё, последствия чего слишком малы, чтобы нас волновать (эмоция), всё, что нам сейчас не хочется (эмоция), всё, что делать лень (эмоция) и так далее, пока не останутся три-четыре варианта, сознательно выбрать между которым можно за пару секунд. Человек же, у которого эмоции больше не влияют на принятие решений, по абсолютно любому вопросу начинает углубляться в бесконечно малые подробности — потому что невозможно логически определить, какая подробность является достаточно малой, чтобы её игнорировать.

Попробуйте любое своё решение логически обосновать до конца. Хотите яйцо на завтрак? В нём холестерин, это вредно для сосудов. Да, но там его мало. Что значит «мало»? «Мало» — это сколько конкретно? Почему вы выбрали именно это число как «мало», а не другое? Минут через пять-десять вы начнёте чувствовать, что медленно, но уверенно сходите с ума из-за обычного завтрака. Поздравляю, вы начинаете понимать, как это хорошо — жить без эмоций.

Завтрак – это относительно лёгкое решение. Самым сложным оказалось – выбор фотокамеры.